Страх Уважаемые дамы и господа! То, что я сказал вам на прошлой лекции об общей нервозности, вы посчитали, наверное, самым неполным и самым недостаточным из моих сообщений. Я это знаю и думаю, что ничто не удивило вас больше, чем то, что в ней ничего не было сказано о страхе, на который жалуется большинство нервнобольных, считая его самым ужасным своим страданием, и который действительно может достичь у них громадной интенсивности и привести к самым безумным поступкам. Но, по крайней мере в этом вопросе, я не хотел быть кратким; напротив, я решил особенно остро поставить проблему страха у нервнобольных и подробно изложить ее вам. Сам по себе страх мне не нужно вам представлять; каждый из нас когда нибудь на собственном опыте узнал это ощущение, или, правильнее говоря, это аффективное состояние. Но я полагаю, что никто никогда достаточно серьезно не спрашивал себя, почему именно нервнобольные испытывают страх в гораздо большей степени, чем другие. Но мы не имеем на это никакого права; есть боязливые люди, но вовсе не нервные, и есть нервные, страдающие многими симптомами, у которых нет склонности к страху. Как бы там ни было, несомненно, что проблема страха — узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь. Не стану утверждать, что могу вам дать ее полное решение, но вы, конечно, ожидаете, что психоанализ и к этой теме подходит совершенно иначе, чем школьная медицина. Там, кажется, интересуются прежде всего тем, какими анатомическими путями осуществляется состояние страха.

Глава 9. Страх

Интересные иллюзии, логические игры и загадки. Можно ли увидеть то, что никто не видел? Правда ли, что неподвижные предметы могут двигаться? Почему взрослые и дети видят один и тот же предмет по разному?

Наибольший страх вызывает размывание данных границ. С этим связан феномен жуткого в психоанализе как изначально своего, но в результате.

Самые первые результаты основателя психоанализа Зигмунда Фрейда в психотерапии неврозов, депрессии - расстройств, которые по своему происхождению были скорее психическими, чем физиологическими, вызвали у него интерес к происхождению тревоги. Эта заинтересованность впервые привела Фрейда в е годы к предположению о том, что тревога , испытываемая многими его пациентами, испытывающими невроз , являлась следствием неадекватной разрядки энергии либидо. В дальнейшем этот знаменитый психоаналитик заключил, что состояние нарастающего напряжения является результатом не находящей выхода энергии либидо.

Возбуждение, возникшее в ситуации стресса или вне такового и не завершившееся разрядкой, преобразуется и проявляется в неврозах страха. Однако по мере накопления опыта в психотерапии - лечении неврозов и депрессии - Фрейд пришел к пониманию, что подобная интерпретация тревоги и страха является неверной. Спустя 30 лет этот великий психолог пересмотрел свою теорию и пришел к следующему выводу: Тревога как таковая дает возможность личности реагировать в угрожающих ситуациях адаптивным способом.

Откуда берет начало тревога Согласно приведенному тезису, первичный источник испытываемой человеком тревоги коренится в неспособности новорожденного справляться с внутренним и внешним возбуждением. Так как младенцы не способны контролировать свой новый мир, их переполняет расплывчатое чувство надвигающейся опасности. Эта ситуация вызывает травмирующее состояние, известное как первичная тревога, примером которой может служить сам процесс рождения. С точки зрения Фрейда - как психотерапевта - переживание биологического отъединения от матери является травмирующим, и поэтому последующие ситуации разъединения например, ребенок остается один; он покинут в темноте или обнаружил незнакомого человека там, где ожидал найти мать вызывают реакцию сильной тревоги.

Подобное ощущение сильного стресса и беспомощности переживается при рождении, отлучении от груди, а позднее проявляется в страхе кастрации. Все такого рода переживания приводят к возрастанию напряжения и мрачным предчувствиям.

Страх не нуждается в представлении; каждый из нас на собственном опыте знает это переживание. Однако именно невротики склонны испытывать страх в гораздо большей степени, чем другие. Несомненно, что проблема страха центральный пункт, в котором сходятся самые важные вопросы психической жизни, как в норме, так и в патологии. Еще со времен Фрейда, страх принято делить на страх реальный и невротический.

Реальный страх является для нас чем то вполне рациональным и понятным:

Зигмунд Фрейд как консультант; Анатомия страха; Призрак Отца, или Диалектические кентавры; Объектые отношения и специфика.

Истерия и страх . Перевод на русский язык А. Данная книга является шестым томом десятитомного собрания сочинений З. В настоящий том вошли работы, в которых рассматриваются два основных комплекса невротических расстройств - истерические симптомы, а также проявления, выражающиеся в виде тревоги, страха и фобий. Клиническая симптоматология невроза тревоги Проявление и этиология невроза тревоги

Истерия и страх

В лекциях по введению в психоанализ Фрейд обратил внимание на это обстоятельство. Тем не менее уже в этих лекциях он отнес страх к состоянию, не предполагающему внимания к объекту, боязнь — к тому, что указывает на объект, а испуг — к тому, что подчеркивает действие опасности, когда нет готовности к страху. В дальнейшем Фрейд возвратился к уточнению намеченных им различий.

Читайте лучшие цитаты из автора Зигмунд Фрейд. Зи гмунд Фрейд — австрийский Зигмунд Фрейд фото . „Депрессия — это замороженный страх.“.

Я уверен, что, при всей его невероятной интуиции, тема смерти для него оставалась слепым пятном, скрывавшим некоторые очевидные аспекты внутреннего мира человека. Я изложу некоторый материал, иллюстрирующий избегание этой темы Фрейдом в его клинических и теоретических рассуждениях и затем выдвину предположения о причинах этого избегания.

В этой работе обращает на себя внимание ярко проявившееся избирательное игнорирование смерти. В этой книге представлены пять больших случаев, один — Брейера Анны О. В комментариях и дискуссионных разделах фрагментарно сообщается еще о нескольких случаях. Каждый пациент начинает терапию с ярко выраженными симптомами, такими как паралич, анестезии, боли, тики, нервное истощение, навязчивости, ощущения удушья, потеря вкуса и обоняния, речевая дезорганизация, амнезия и т.

Исходя из исследования этих пяти пациентов, Фрейд и Брейер сформулировали этиологию истерии и разработали соответствующую систематическую терапию. Все пятеро в ранние годы жизни пережили серьезные эмоциональные травмы. Однако у тех пяти пациентов последствия травмы не исчерпали себя, но продолжали преследовать свою жертву. Фрейд высказал гипотезу, что память травмы и сопутствующие эмоции были вытеснены из их сознания это было первое употребление понятий вытеснения и бессознательного и потому избежали нормальных процессов диссипации аффекта.

Выводы для лечения очевидны, следует дать пациенту возможность вспомнить травму и выразить задавленный аффект.

ФРЕЙД: ТРЕВОГА БЕЗ СМЕРТИ

Ален Бадью условно разделяет творчество психоаналитика на три периода [ За это ряд критиков обвиняли Лакана в попытках превратить психоанализ в своеобразную языковую игру, мало пересекающуюся с лечением неврозов. Как раз в это время в фокус его внимания попадает регистр реального, и он разрабатывает клинику наслаждения в дополнение к клинике означающего , подчеркивая тем самым, что психоанализ не исчерпывается одними интерпретациями и работой со словами.

Напротив, он воздействует на реальное при помощи аналитических актов, одним из которых является интерпретация. Также именно здесь он формулирует ключевые для последующих десяти лет своего творчества темы — несимволизируемого тела, объекта наслаждения, психоаналитического акта, взгляда и женской сексуальности.

По соннику Фрейда, собственная смерть олицетворяет страх потерять независимость. Ванга и вовсе считала: сон о смерти – это знак.

Двадцать пятая лекция Страх Уважаемые дамы и господа! То, что я сказал вам на прошлой лекции об общей нервозности, вы посчитали, наверное, самым неполным и самым недостаточным из моих сообщений. Я это знаю и думаю, что ничто не удивило вас больше, чем то, что в ней ничего не было сказано о страхе, на который жалуется большинство нервнобольных, считая его самым ужасным своим страданием, и который действительно может достичь у них громадной интенсивности и привести к самым безумным поступкам.

Но, по крайней мере в этом вопросе, я не хотел быть кратким; напротив, я решил особенно остро поставить проблему страха у нервнобольных и подробно изложить ее вам. Сам по себе страх мне не нужно вам представлять; каждый из нас когда-нибудь на собственном опыте узнал это ощущение, или, правильнее говоря, это аффективное состояние. Но я полагаю, что никто никогда достаточно серьезно не спрашивал себя, почему именно нервнобольные испытывают страх в гораздо большей степени, чем другие.

Может быть, это считали само собой разумеющимся; ведь обычно слова"нервный" и"боязливый" употребляют одно вместо другого, как будто бы они означают одно и то же. Но мы не имеем на это никакого права; есть боязливые люди, но вовсе не нервные, и есть нервные, страдающие многими симптомами, у которых нет склонности к страху.

Как бы там ни было, несомненно, что проблема страха - узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь.

Виды эмоций. Что такое тревога и страх

Но я полагаю, что никто никогда достаточно серьезно не спрашивал себя, почему именно нервнобольные испытывают страх в гораздо большей степени, чем другие. Может быть, это считали само собой разумеющимся: Но мы не имеем на это никакого права; есть боязливые люди, но вовсе не нервные, и есть нервные, страдающие многими симптомами, у которых нет склонности к страху. Как бы там ни было, несомненно, что проблема страха — узловой пункт, в котором сходятся самые различные и самые важные вопросы, тайна, решение которой должно пролить яркий свет на всю нашу душевную жизнь.

Я потому называю этот симптомокомлекс «неврозом страха», что его основные составные части группируются вокруг главного симптома страха, так как.

К этому парадоксу мы еще вернемся. Идея смерти не передается через знания. Смерть у каждого своя. У страха есть конкретный объект, с этим объектом можно как-то встретиться, проанализировать его, побороться с ним, вытерпеть его, как-то к нему отнестись. Со страхом жить легче, если знаешь, чего бояться. Автору принадлежит классификация разных видов тревоги, связанная с тем, какому аспекту самоутверждения человека в мире она соответствует. Существует три уровня самоутверждения, и на каждом из них есть угроза, абсолютная и относительная.

Небытие угрожает этому аспекту нашего самоутверждения двумя способами: Второй уровень — духовное самоутверждение.

Страх в риторике

Posted on / 0 / Categories Без рубрики

Post Author:

Жизнь без страха не только возможна, а совершенно реальна! Узнай как полностью избавиться от страха, нажми тут!